сб 19 июня, 00:14 МСК 15:14
Петропавловск-Камчатский
8 °C 0 м/с, 751 мм. рт. ст.
72.50
86.70
16+
© 2012–2021 СМИ "Информационное агентство "Камчатка" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Регистрационный номер:
серия ИА № ФС77-76067
16+

Выпуск молоди

Выпуск молоди
#Все новости
5 мая 2014, 17:06
0 4977

Пару лет назад я был свидетелем, как на одном из рыборазводных заводов Камчатки выпускали лососевую молодь. Снимал я вечером – малька-граммовика выпускают в темное время суток. Надел акваланг и пристроился с подводной камерой в прудике, затоне, куда через полминуты после старта пришла вместе с бурлящей водой лососевая молодь. Красиво было, я подсвечивал подводным фонарем. Лазил по мелководью, плавал среди юных рыб в мире Ихтиандра... Одно мне пришло в голову тогда – вот оно настоящее вечное богатство Камчатки. Вечно то, что имеет генетическое свойство возрождаться вновь и вновь, как душа человека. И снова я произношу набившее всем оскомину фразу: "Человек, береги природу, мать твою!"

Это предисловие к казалось бы обычной для камчатцев новостной теме – на Паратунском заводе выпустили 18 миллионов граммовиков кеты. Граммовик — это малек, маленькая рыбка, детеныш. Он весит какие-то граммы, поэтому так и называется. 

Мы идем по заводу с Еленой Владимировной Ставенко, главным рыбоводом. Она хвалится, что в этом году выпускают «здоровеньких, толстеньких, но не жирненьких»: «Дело в том, – говорит Елена Александровна, – что, в отличие от людей, у рыб могут очень быстро возникнуть проблемы с печенью. Человек печень себе портит в течении всей жизни. Чтобы умереть от жировой дегенерации, нам нужно очень сильно постараться. У рыб нет соответствующего фермента для расщепления излишнего жира, поэтому некачественная пища может очень быстро вызвать у рыб пищевое отравление и, как следствие, жировую дегенерацию и смерть... Не волнуйтесь. Наши рыбки хорошие, мы используем очень качественные датские корма по три доллара за килограмм». 

Молодь выпускают. За 10-14 дней лососевая детвора доберется до Авачинской бухты. По статистике в прибрежной зоне погибает 85% молоди. Если 2% искусственно воспроизведенных рыб возвращаются на свои нерестилища, то можно сказать о виртуальной рентабельности данного предприятия. Почему виртуальной? «Мы же государственное предприятие, – рассказывает Елена Александровна, – прямых затрат и убытков не считаем. Затраты несет государство. Мы часть государственной программы, часть мировой экологической программы. Мы не зарабатываем на лососе, но помогаем рыбе сохранить свою генетику, свои стада в нашем безумном мире... Если говорить предметно, виртуальность возникает из-за нехватки информации: чтобы рассуждать об экологической рентабельности пастбищных заводов, нужно получать статистические данные по промизъятию, то есть промышленному вылову рыбы. И, конечно, статистику по браконьерству. Ни у науки, ни у нас таких данных сегодня нет». 

На Камчатке всего пять рыбоводных заводов. Много это или мало? Пять – это не сотни, как в Соединенных Штатах, Канаде, Японии. На нашем Сахалине заводов десятки! Что же такое, почему Камчатка так отстает? Не пора ли бить тревогу? На самом деле в Штатах все обстоит не так благополучно. Электрические компании, зарезервировавшие нерестовые реки, построили плотины и перекрыли лососю доступ к естественным нерестилищам. Еще в 19 веке американцы кричали на весь мир, что построят сотни заводов и завалят прилавки искусственным лососем. В результате нерестовые реки были уничтожены, а искусственное воспроизводство не смогло в должном количестве восполнить стада тихоокеанского лосося. На Камчатке дела обстоят куда лучше: наш лосось воспроизводится естественным путем и это является уникальным богатством нашего полуострова. Этим ценится весь российский Тихоокеански регион. Нельзя забывать об этом. 

Лосось – древняя рыба, она выжила во времена глобальных похолоданий и потеплений. Во время землетрясений и вулканических извержений лосось пробивал себе путь по заваленным бревнами и камнями речкам. В наши времена лосось идет к своему нерестилищу с тем же завидным генетическим упорством. Хочется сказать: «Э-гей, браконьер, остановись, и задумайся - что ты делаешь? Ты убиваешь своего учителя!" "Прощай, браконьер! Ты мертв в своем генетическом продолжении,» – так, наверно, думает лосось. 

Лосось идет сквозь океанские штормы, сквозь браконьерские сети к своему нерестилищу. Прет напролом. 

Однажды на Командорах я ловил горбушу в устье речки на бухте Подутесная. Работал я тогда в заповеднике и по закону мне было разрешено поймать и съесть в сутки пару «хвостов». Ловил я на удочку «зацепом», подлым способом. Это был нечестный бой. Рыбу распирали гормоны, она упорно шла вперед, а я выдергивал невезучих... Попался мне сильный самец, я зацепил его за плавник, тянул, а он сопротивлялся, как черт! И выдернул я его, взял в руки, смотрю, а он весь в шрамах, с порванной холкой, с перебитыми зубами. С полувытекшим глазом. Мужик! «Вперед, вперед, нереститься или умереть!» И мне стало стыдно, я отпустил самца обратно в реку: «Иди, парень, в стремнину, найди свою самку и делай свое дело».

Так вот...

Елена Александровна дополняет: «Может быть мы и не являемся мировыми лидерами по воспроизводству, но наши заводы уникальны. Малкинский завод, единственный в России выпускает чавычу. По кижучу работаем мы и Вилюйский завод. Озерки и Малки тоже единственные два завода в России, которые работают по нерке». 

В этом году двадцать второй раз паратунские рыбоводы выпускают молодь лосося. Кета. Считается, что кета — самый лучший вид лосося для воспроизводства. Самый большой промвозврат. Кета не задерживается надолго в реке, быстро растет, и всегда возвращается в места своего рождения. «Нынешний год удачный, хороший, – резюмирует Елена Алесандровна. – Молодь крупная, не болеет. У нас такие чувства как у учителей, которые выпускают своих десятиклассников. Мы ждем ее возвращения... Пару лет назад ПРООНовские специалисты непонятно откуда и каким образом получили данные по браконьерскому изъятию. Рыбоводы и ученые считают эти данные «безумными», явно завышенными, а программу ПРООН враждебной российским промышленным и научным интересам. Таким данным нельзя доверять, потому что ПРООН является противником искусственного воспроизводства». 

Недавно аляскинские ученые приезжали в Россию, посмотрели и резюмировали: то, что делается на камчатских рыбоводных заводах, нельзя назвать искусственным воспроизводством в чистом виде. Рыбу не доводят до товарных размеров. Молодому лососю просто помогают стать диким, а уж природа сама делает из граммовиков настырных океанских странников. 

Текст, фото — Вячеслав Немышев

Поделиться в соцсетях

0 комментариев

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Авторизация
Ваш комментарий успешно отправлен и появится на сайте после проверки модератором